Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Великая Отечественная война на Дону

Константин Петрович Петровский

ПОСЛЕДНИЙ ЭШЕЛОН

Рассказ

В 1933 году отец Константина Петровича Петровского, работавший инженером на севастопольском судостроительном заводе, был репрессирован, и мальчик рос с клеймом сына «врага народа». В Великую Отечественную войну немцы блокировали город и жителей переселили в Николаев. В конце 1946 года Костя вместе с матерью переехал в Таганрог, где их приютили родственники.

Здесь тоже было море, полюбившееся с детских лет в Севастополе, оно звало юношу. И в 1947 году шестнадцатилетний Константин, окончив школу автолюбителей, поступил на работу в управление «Черномортехфлот». Он плавал мотористом на вспомогательных судах на Черном и Азовском морях, по Дону, Днепру, Дунаю, Бугу. Позже работал электриком на ряде таганрогских предприятий. Армейскую службу проходил в Северо-Восточном Китае в артиллерийских частях.

После демобилизации Петровский приехал в Таганрог. Много лет он проработал на заводе «Прибой» в лаборатории по внедрению особо сложных технологических процессов.

Ещё в молодые годы у Константина Петровского возникло желание перенести на бумагу впечатления от пережитого, от встреч с интересными людьми, с природой Дальнего Востока. Первые его стихи, рассказы и повести появились в печати в 1961 году.

Его произведения печатались в журналах «Рабоче-крестьянский корреспондент», «Дон», газетах «Труд», «Слава Севастополя», «Молот», «Комсомолец», «Таганрогская правда», «Таганрогский вестник», «Ветеран Дона», «Грани месяца».

Уже на пенсии К. П. Петровский несколько лет проработал в редакции газеты «Таганрогская правда». В его публикациях постепенно всё большее место стали занимать краеведческие материалы, в которых отражалась любовь к Таганрогу и Приазовью. Достаточно назвать такие статьи, как «Житие старца Павла Таганрогского», «Колокол из Таганрога», «Легенды и явь Самбека», «Поможем старине для потомков», «Увековечить для потомков» и др.

Стихи Петровского по-юношески романтичны. И все его произведения, будь то проза или поэзия, наполнены любовью к природе Приазовья и необычной истории Таганрога.

Предлагаем образец автобиографического повествования Петровского – один из его рассказов о пережитом в годы войны.

М. С. Киричек

Крымские горы, как считают учёные, имеют недавнее происхождение. Их передвижение произошло примерно тысячу-полторы тысячи лет назад. И на восточной части побережья наружу вышел розовый базальт — твёрдая, красивая порода. Из него когда-то делали булыжники для мостовых Одессы, Николаева, Севастополя... В 1927 году в Крыму случилось землетрясение. Мама рассказывала, как лопались стёкла в квартирах, как люди в панике выпрыгивали из окон, многие разбивались. На Перекопском перешейке треснула земля и полуостров отделился от материка. Эта трещина к 1942 году превратилась в каньон, а полуостров каждый год на сантиметр уходит под воду.

В конце 1942 года во время оккупации Севастополя мы с мамой попали на рынке в облаву. Нас прикладами затолкали в товарные вагоны и повезли в неизвестном направлении. Ходили слухи, что немцы будут вывозить из Севастополя всё население поголовно, начиная с евреев, чтобы превратить город в неприступную крепость.

Под вечер эшелон остановился возле Перекопа. Неподалеку просматривался искристый от солевых буртов Сиваш. Там люди под присмотром немецких конвоиров соскребали лопатами соль в бурты. Наш эшелон от каньона отделяло метров 150. Был конец ноября, начинались холода. Кое-как переночевали в вагоне. Под утро нас растревожил гул грузовых машин. Немцы раскрыли двери вагонов, чтобы мы могли видеть происходящее.

Подъехали огромные чехословацкие «фиатры» и «шкоды», закрытыми кузовами напоминавшие металлические сараи. Машины с немецкой педантичностью выстраивались в ряд, а солдаты с автоматами их окружали. Вот открыли заднюю дверь первого грузовика, и на землю стали спрыгивать дети, взрослые, старики. У всех на одежде спереди и сзади были нашиты жёлтые шестиконечные звёзды.

Тут за «работу» принялась спецкоманда. Вначале отделили детей, подогнали их к обрыву и поставили к нему спиной. Огромного роста солдат в надетом поверх шинели белом халате держал в руке пузырёк. Макнув кисточку, он проводил ею под носом ребёнка. Тот, даже не вскрикнув, моментально падал в обрыв. Доносились рыдания и крики, солдаты стреляли вверх из автоматов. Потом отделили стариков, заставили раздеться и, окружив цепью автоматчиков, оттеснили их к обрыву, куда и сбросили. Если кто-то цеплялся за край обрыва, били по пальцам прикладами. Остальных евреев тоже заставили раздеться и, подогнав к обрыву, расстреляли. А машины всё подходили, натужно ревя моторами. И, кажется, им не было конца и края.

Наши пленные собирали и складывали одежду убитых. А немцы в это время занимались своими делами. Кто-то потягивал коньяк, кто-то постреливал поверх голов пленных...

Двое суток стоял наш эшелон, будто ожидая очереди. Ни пить, ни есть нам не давали. Приходилось жевать колоски ковыля. Начались заморозки. Мы со страхом ожидали своей участи. Вдруг ночью на третьи сутки эшелон дёрнулся и без огней и гудка рванулся в темноту. Немцы всполошились, стали кричать, кто-то из них пытался уцепиться за двери вагонов. Потом начали стрелять вдогонку эшелону. Но поезд как обезумевший мчался прочь от кровавого места. Видимо, у машиниста не выдержали нервы, а часовой отлучился.

Эшелон остановился только возле понтонной переправы через Днепр. На той стороне виднелся Херсон. Понтон брал только два вагона. Их тянули за тросы наши военнопленные. На ту сторону мы переправились только под утро. Прошёл слух, что нас повезут в Германию... Из-за большого снегопада эшелон застрял в Николаеве. Трое суток нас продержали взаперти на товарной станции.

От нашего дыхания с потолка вагона свисали сосульки. Мы отламывали их, чтобы утолить жажду. А от голода вообще не было спасения. Мы стучали по стенам чем попало, пока не пришли немцы с собаками. Нас вывели из вагонов и под конвоем повели в город. Местные жители со слезами смотрели на нас из окон. Плач стоял и в толпе. Свирепо лаяли собаки. Нас привели в огромное кирпичное здание и загнали в холодное помещение без окон. Немцы объявили, что это «карантин», мы пробудем здесь месяц под охраной полицаев, а потом нас увезут. Зато пообещали накормить.

Было это 26 ноября 1942 года. Цифра 26 преследует меня вот уже 74 года. Родился в Севастополе на Пролетарской улице в доме № 26. Переехал в Николаев в квартиру с тем же номером. В Таганроге жил на улице Панфилова, 26. В двадцать шесть лет женился...

Немцы кормили нас раз в сутки. Происходило это следующим образом: подъезжала подвода, на ней две бочки литров по 200 каждая. Один мужик крутил веслом в бочке, чтобы гуща не оседала, второй «чумичкой» черпал очистки картошки, бурака, неочищенное просо. Баланду наливали куда во что придётся. Нередко и шапки подставляли, лишь бы не остаться без еды.

26 декабря открылись ворота и немцы разрешили всем, кто мог самостоятельно передвигаться, уйти. Матерям позволили взять детей на руки. Больных и немощных тут же пристреливали, как животных. Мы с матерью поскорее вышли на улицу незнакомого города. Поддерживая друг друга, доковыляли до угла Советской и Херсонской и присели на фундамент. Сразу же нас окружили местные жители. Они с участием смотрели на нас, а узнав, что мы из Севастополя, многие предлагали пойти жить к ним. К счастью, в городе было немало пустых квартир, жители которых погибли или находились в эвакуации. Так мы с мамой поселились на улице Спасской. А 28 марта 1944 года Николаев освободили советские войска.

Спустя пару лет мы переехали в Таганрог.

Воспоминания той страшной поры не оставляют меня до сих пор...




 
 
 
Яндекс.Метрика
© 2010 - 2014 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"